pasakonUsagi (pasakonusagi) wrote,
pasakonUsagi
pasakonusagi

Наваждение

За окном ещё не думало рассветать. Ведь на улице ещё зима. Он проснулся от негромкого плача. Но плача кого? Ребёнка? Может у соседей? Нет. Плач очень тихий, но в тоже время довольно различимый. Это не может быть где то за стеной. Но тогда где? Он оглянулся вокруг. В комнате едва различимые очертания кроватки. И звук идёт именно оттуда. “Боже. Как же так.”
Рядом с ним едва зашевелилась рука. Сжала его запястье, так нежно. Он повернулся и увидел её. Сначала он несколько раз моргнул. Мало ли. Но она никуда не делась. Он прикоснулся к её щеке. Теплая. “Нет, этого не может быть. Как же так?“
Вопросы проносятся в его голове. Он отгоняет их все разом. И принимает решение пойти попытаться успокоить ребёнка, пока квартира не проснулась окончательно.
Подходит к колыбели. Украдкой заглядывает туда. Как будто кто то набросится на него. Чей это ребёнок? Её? В голове проносится шальная мысль. "Это ведь мой ребёнок". Он отгоняет эту мысль от себя, как будто такого просто не может быть. Тянет не сильно послушные руки в колыбель. Аккуратно берёт ребёнка на руки. В его руках он, как по волшебству, тут же начинает затихать. Что за ерунда? Так ведь это не должно работать. А как же убаюкивания и прочие техники? Он же не просто так плакал. Да и почему ему внезапно успокаиваться в руках непонятно кого? Но ребёнок затихает и начинает тихо посапывать.
Он подержал малышку ещё минуту на руках. А затем решил, что уже можно вернуть обратно в кровать. Боясь спугнуть наступившую тишину, он кладёт её обратно в колыбель. Когда руки опустели, он внимательно оглядывает их. Настолько, насколько позволяет окружающая темнота и свет из окна. "Это точно мои руки, я уверен." Он поднимает глаза и видит тот самый шкаф, с тем самым зеркалом. “Который так ей понравился” - снова проносится у него в голове. Мотает головой из стороны в сторону. В зеркале он видит себя. Такого же, каким он был вчера. Те же глаза, та же причёска. “Это точно я”.
Щипает себя за руку. Но ничего не меняется. Наоборот очертания окружающих вещей становятся видны ещё лучше.Обстановка вокруг такая же как в его квартире. Вещи те же, только люди другие. Но не он. Он всё такой же, по крайней мере ему так кажется. Но за окном вид совсем другой. Не тот этаж, не та улица, не те дома. Всё какое то другое и старое. Он что, в старой части города? Люди уже начали появляться на улице, периодически проносятся автомобили. Кто то вышел погулять с собакой.
Голова отказывается соображать и он садится на кресло. Дыхание участилось, какая то паника внутри не отпускает. Он не может понять, что происходит. Как такое вообще возможно? Ведь это она, а это.. Это её ребёнок. И может быть.. мой?
Он смотрит в её сторону. Ведь это она, ему не показалось. Волосы раскиданы по подушке. Грудь медленно вздымается в такт дыханию. Господи, до чего же она красивая в такие моменты. Глядя на неё, его дыхание успокаивается. Тревога уходит сама собой. В голове закрепляется мысль, что так и должно быть.
Он тихо встаёт. И ложится обратно в постель к ней. Старается меньше шевелиться, чтобы не разбудить её. Но все старания прахом, она заворочалась. Подвигается к нему поближе, прижимается всем телом. В её движениях столько нежности. В голове в этот момент происходит просто взрыв. Он, наверно, о таком никогда и не мечтал. Она кладёт ему голову на плечо. Чешется своей щекой об него. Её дыхания уже не слышно. “Проснулась”. И тихонько спрашивает, успокоился ли ребёнок. Он отвечает, что да. “Как обычно, не хватало тёплой папиной руки. Ты же понимаешь.” Ещё губы растягиваются в обворожительной улыбке. Она прижимается к нему ещё чуть ближе. Приподнимает голову. А затем она целует его. Сначала лёгкими едва уловимыми касаниями, затем всё сильнее, отчаянее. Эти жадные, ненасытные поцелуи. Так, как умеет только она. Дыхание учащается.
Внезапно, она открывается от него. Внимательно смотрит. В его глазах отражается непонимание. В её - печаль. Она подносит свои губы к его уху и тихо шепчет. “Тебе ведь уже пора”. “Как пора, куда? Что значит пора?” - непонимающе смотрит он на неё. Сколько печали у неё на лице. Слёзы сами наворачиваются у него на глазах. Он закрывает глаза. А когда открывает их ещё раз, слёзы никуда не пропадают. Они текут просто по уголкам глаз. Никаких очертаний колыбели в комнате. За окном появился тот дом, которого не было ещё пять минут назад. А рядом. Рядом, с беспокойством, на него смотрит ещё одна пара глаз. Не тех.. И не так.

Патрик:
"В моей жизни наверно было так дважды. Было было 2 женщины. Девушки, от которых я хотел детей. Это может глупо звучать из мужских уст. Но для меня это так. Причём это желание было не какое то навязанное или принятое. Оно просто было, чистое и свободное. И оба раза, что характерно, девушкам это было не надо. Я был не интересен им ни с точки зрения как муж, ни с точки зрения как отец. Хотя определённая симпатия присутствовала и быть может даже любовь. Но не та, и не такая. Как одна из них точно выразилась. Эта не та любовь, которая позволяет просыпаться вместе с утра. Забавная всё таки вещь жизнь. Кого любим мы, те не любят нас. Кто любят нас, тех не любим мы."
22 ноября 2016
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments